Успение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

Успение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

Успение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

Успение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

Век:XVI
Место создания: Россия
Место хранения: Государственный Русский музей, Санкт-Петербург
Размер: 146,6 x 17,5 см
Материал: дерево, темпера
Персоналии: Спаситель, Богородица, ангелы, апостолы, Авфоний, святители, жены
Иконографическая справка: Предание об Успении Богоматери восходит к древним апокрифическим текстам, наиболее известным из которых было «Слово Иоанна Богослова», составленное не ранее V века. В более позднее время апокрифические свидетельства были переработаны в святоотеческой письменности и в богослужебных текстах, а затем положены в основу иконографии праздника, которая складывается в византийском искусстве Х-Х1 веков. Икона из Кеми принадлежит к расширенному варианту иконографии «Успения», получившему широкое распространение на Руси с конца XV века (не исключено, что общим прообразом для подобных икон могла послужить храмовая икона Успенского собора Московского Кремля). Помимо Богоматери на ложе, окруженной оплакивающими ее апостолами, и Христа, спустившегося с небес за Ее душой, здесь представлены перенесение апостолов на облаках в дом Иоанна Богослова и вознесение Богоматери на небеса на третий день после Успения. В расширенный вариант иконографии включался также эпизод с отсечением рук нечестивого иудея Авфонии, осмелившегося поколебать ложе Богоматери во время вынесения Ее тела из Иерусалима в Гефсиманию. Среди участников события на иконе изображены четыре святителя и иерусалимские жены, служившие Богоматери. Имена святителей приводятся в сочинении «Об именах божиих», приписываемом Дионисию Ареопагиту — это Тимофей Эфесский, Иерофей Афинский, Иаков Иерусалимский и сам Дионисий. Что касается жен, то их образы восходят, по-видимому, к текстам праздничной службы, содержащей фрагменты 44 псалма («приведутся Царю девы в след ея, и искренняя ея приведутся в веселии и радовании»). В контексте праздничной службы вознесение Богоматери символически интерпретируется как встреча Небесного Царя и Его невесты, входящей в Небесное царство, а апостолы, святители и жены становятся свидетелями этого чудесного события. Согласно богослужебным текстам, свидетелями и участниками чуда были также ангельские силы, причем некоторые из праздничных песнопений не только упоминают ангелов, но и перечисляют их по чинам. Особое значение «ангельская тема» получает и в праздничной иконографии. На иконе из Кеми ангельские чины окружают славу Христа и спускаются из небесного круга навстречу возносящейся Богоматери. Изображения ангелов располагаются также на створках открытых райских врат. Наконец, два ангела представлены по обе стороны от ложа Богоматери: один из них указывает апостолам на Христа, а другой склоняется над ложем, держа в руках кадильницу. Уникальной особенностью иконы из Кеми является развернутое изображение рая — небесный круг с райскими вратами здесь дополнен фигурой Ветхого Деньми и условным изображением Небесного Иерусалима в виде града, окруженного крестообразными стенами, из ворот которого выглядывает склоняющийся ангел. Эта деталь позволяет уточнить источник, откуда заимствована иконографическая схема: подобным образом, как правило, изображался ангел, встречавший возносящихся монахов в Небесном Иерусалиме на иконах «Страшного Суда». Дополнительные эсхатологические акценты в традиционную интерпретацию праздничного сюжета вносит также присутствие среди свидетелей чуда царя Давида и праотцев Авраама, Исаака и Иакова. Согласно тексту «Слова Иоанна Богослова», входившую в рай Богоматерь приветствовал именно царь Давид, роду которого Она была обязана Своим происхождением.

Сохраните в закладках ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *